Новости
12 ноября 2017, 15:05

Ветеран-афганец отморозил ноги, живя в омутнинских сараях

– В церкви сидит мужчина, ему некуда идти, – с волнением сообщила прихожанка храма Елена Бояршинова. – Что с ним делать? Ведь так не должно быть, чтобы человеку некуда было идти. Где ему смогут помочь?

История началась 29 октября в местном храме. Сюда, обессилевший, он зашел погреться. Присев на табуретку около печки он сидел, до тех пор, пока его не заметили послушницы храма. Оставить его здесь они не могли. Не положено. Сочувственно поохав, многие просто проходили мимо. Не прошли мимо женщины, которые собирают милостыню. Они поделились с мужчиной похлебкой. И Елена Бояршинова, которая не успокоилась, пока мужчина не оказался в больнице.

Вызвав такси, и сопроводив обессиленного мужчину до машины, женщина отправила его в приемное отделение ЦРБ, наказав: «Никуда оттуда не уходи». Благо, документы у него были при себе. Вскоре из больницы сообщили: «Мужчина в травме. У него обморожены ноги».

Сергей уроженец Алтайского края. Еще ребенком, после смерти отца, мать увезла его в Казахстан. Оттуда семья, в которой появился еще и отчим, семья переехала в Удмуртию. Здесь жила бабушка по материнской линии. Отсюда же в 1981 году он призвался на службу.

– Должен был служить в Германии, – вспоминает Сергей. – После учебки в Германии, в 1982 году попал в Афганистан. Получив ранение в плечо, попал в Харьковский госпиталь. Самоволка, незаконное оружие, в общем, потом на три года сел.

В 1986 году женился. Вскоре развелся. Второй раз женился в 1992 году. Супруга жила в поселке Восточном. Здесь же в 1993 году родилась дочь Алена. Но семейной жизни тоже не получилось. Сам Сергей говорит, что все это время мотался по северам, работал в Верхотурье, и на железобетонных комбинатах, позднее работал в лесах, где и жил, зарабатывая для семьи деньги.

Вспоминает:

– Им на Восточном деньги не платили. А я зарабатывал. Навещал. Но вскоре жена с дочкой уехали жить в Жуковский. Там она закончила школу. Выучилась вроде на дизайнера. Там живут до сих пор. Дочке сейчас уж 24 года.

За это время и мать Сергея также перебралась жить в Омутнинск. К сожалению, у женщины не было своего дома. Здесь она также жила в доме сожителя.

Пока был молодой, и позволяло здоровье, мужчина не задумывался о том, какую ценность имеет для любого человека свой дом. Были деньги, жилье снимал. Когда вначале 2000-х мать парализовало, Сергей перевез ее к себе. Ухаживал. Вскоре ее не стало.

– Меня лес спасал, – вспоминает мужчина. – Я там и жил, и работал. К дочке ездил.

Все шло своим чередом вплоть до 2008 года. Тогда у Сергея начали отказывать ноги. Врачи поставили диагноз «вибрационная болезнь». О работе тракториста пришлось забыть. С тех пор налаженный, как казалось быт, пошел под откос. Жил в заброшенных домах, пока не выгоняли вдруг и неоткуда появившиеся хозяева, неоднократно попадал в больницу с сотрясением:

– Молодежь не тихая пошла, запинали.

Нельзя сказать, что за долгие годы у Сергея не было желания иметь свой дом. Зная, что ему, как ветерану боевых действий жилье гарантировано законом, почти тридцать лет вставал на очередь.

– В 1989 встал на очередь, – вспоминает Сергей. – Еще старый горсовет был. Потом еще неоднократно собирал документы. Ходил к Первякову (Алексею Петровичу – главе района – прим.автора). Он дал добро на дом по адресу Прудная,6. Это был бесхозный дом. А оказалось этот дом продан.

И так было неоднократно: мужчина находил бесхозный дом, сообщал в местную власть с просьбой передать ему, и вскоре по стечению обстоятельств у дома появлялись хозяева.

Со своей бедой обращался ветеран в Киров к лидеру боевого братства Владимиру Климову. Тот посоветовал обратиться в суд. К сожалению, кроме совета другой помощи не последовало. «А на какие деньги я буду в суд подавать?» – сожалеет мужчина.

Последние два года Сергей зимовал у сестры в Котельниче. В Омутнинск приезжал по теплу. Жил по старинке, в нежилых домах. Нельзя сказать, что у Сергея в Омутнинске вообще нет родственников. Здесь живет тетушка – Зоя Михайловна Лихачева. Ее муж Юрий Васильевич работал учителем физкультуры в медицинском училище. Кстати, здесь же на полставки когда-то работал и Сергей. А еще Сергей работал в цехе металлоизделий на металлургическом заводе. Она как могла, хлопотала за племянника. Даже приходила в местный военкомат за заменой ветеранского удостоверения.

С конца октября Сергей находится в травматологическом отделении местной больницы.

– Как долго он здесь пробудет? – интересуется Елена Бояршинова, чтобы спланировать дальнейшие действия.

– Долго, – ответила медсестра, меняя больному капельницу.

Внезапно наступившие морозы не оставили Сергею шансов. После ночевки в сараях у него отморожены ноги. Сейчас лежит в больнице. До этого на протяжении двух недель мужчина пытался пройти медкомиссию. Была надежда, что медики туберкулезного отделения определят его в санаторий. Анализы показали наличие гепатита С.

– Болезнь за болезнью, – сокрушается мужчина. – Сил в ногах нет.

– И что же дальше, куда пойдете после выписки? – интересуемся мы.

– Предлагают в бомжатник.

Похожие записи: Вдова ветерана и ее сын встретят 9 Мая с надеждой на новый дом В Одессе готовили покушение на Путина Пожар в Песковке: вопросы без ответов Директор омутнинского «Благоустройства» заплатит крупный штраф

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg